Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:18 

★私は可愛い虎わどの備わる羽です。^^
Странно, но никто не интересуется по‑настоящему важными вещами. Кем работаешь? Сколько получаешь? Куда ездишь отдыхать? Какая машина, и когда ты менял ее последний раз? Вот и все, что интересует других. Ну, плюс еще «какое любимое блюдо?» и «есть ли семья?»… Даже если я подробно и добросовестно отвечу на все эти вопросы, что вы узнаете обо мне? И никому не придет в голову спросить, что я чувствую, когда летней ночью смотрю на двух мерцающих в темноте светлячков. Или когда слушаю шелест ветра в зарослях тростника туманным осенним утром.

Хотя, спроси меня кто‑нибудь об этом, вот так, вдруг, я бы решил, что с этим парнем не все в порядке. Необычное, пусть даже и желаемое, очень часто заставляет нас устрично захлопнуть створки … Мы давно превратились в моллюсков. Мы можем быть открытыми, только пока вокруг все спокойно и привычно. Любое отклонение от правил воспринимается как угроза самому существованию.

Я моллюск. Я лежу в прохладной темной воде на глубине в несколько десятков метров. Мне тихо и спокойно… Меня окружают лишь пушистые водоросли. Я привык к их ленивому колыханию. Они привыкли к моей неподвижности. Нам уютно и скучно вместе. Невыразимо скучно… Когда я умру, рядом не окажется никого, кто взялся бы это опровергнуть. Потому что моя жизнь неотличима от смерти.

(с) Мацуо Монро «Научи меня умирать»

@темы: Цитаты

21:33 

★私は可愛い虎わどの備わる羽です。^^
Can't you see my darling
That the harder I try
The more we grow apart
Please believe me
The sweeter the kiss
The colder turn your arms
And the colder grows your heart
And baby more I love you

I see it in your eyes
I feel it in your touch
I taste it from your lips
And baby more I love you

And you're in my heart, my darling
The closer I get
The more you're out of love
Don't you feel it
The colder your touch
The more it turns me on
And the faster beats my heart
And baby more I love you

@музыка: HIM - I love you

@темы: тексты песен

21:30 

lock Доступ к записи ограничен

★私は可愛い虎わどの備わる羽です。^^
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
13:59 

ore no desu.... Ƹ̵̡Ӝ̵̨̄Ʒ

★私は可愛い虎わどの備わる羽です。^^

Anju



Torako



Chibiru



Haruko



shounen-chou



Tatsuya



Vania




Pou Kooks



Dauku-chan



Rika

19:29 

★私は可愛い虎わどの備わる羽です。^^
♥Живущие под кровом бога яойного,
♥Анимешники!
♥Да не померкнет юри и яой,
♥Да простит нас бог анимешный за косплей плохой,
♥Да не протухнут свежие суши,
♥Да не отвалятся кошачьи уши,
♥Да не будут нас ругать,'''''
♥За то что кроме аниме на всё нам срать,
♥'Да явится нам бог яойный,
♥Да будет каждый анимешник довольный,
♥Да воссияет хентай,
♥Да восславится сёнен-ай,
♥Да скачается быстро юри,
♥Анимешный бог на нас посмотри!
♥Во имя ЯОЯ, ЮРИ и святого ХЕНТАЯ! АНИМЕ! АНИМЕ! АНИМЕ!

@музыка: Samy Berry - I kissed a boy

12:00 

Алиса в стране Чудес (Льюис Кэрролл)

★私は可愛い虎わどの備わる羽です。^^
Подумать только, что из-за какой-то вещи можно так уменьшиться, что превратиться в ничто.

- Ничего не поделаешь, - возразил Кот. - Все мы здесь не в своем уме - и ты, и я.

Потом-то Алиса удивлялась, как это она не удивилась,
но ведь удивительный день только начинался, и нет ничего удивительного,
что Алиса еще не начала удивляться.

Если в мире все бессмысленно, - сказала Алиса, - что мешает выдумать какой-нибудь смысл?

Тогда все равно, куда и идти, - заметил Кот. .... Только бы попасть
куда-нибудь, - пояснила Алиса - Куда-нибудь ты обязательно попадешь, -
сказал Кот. - Нужно только достаточно долго идти.

Никогда не думай, что ты иная, чем могла бы быть, иначе, чем будучи иной в тех случаях, когда иначе нельзя не быть.

— А почему вы его так называли, раз он был Удав, а не Питон? — заинтересовалась Алиса.

— Он был Питон! Ведь мы — его питонцы! — с негодованием ответил Деликатес. — Боюсь, дитя, ты умственно отстала!

Ой, вообще, наверно, это от перцу люди делаются вспыльчивые, —
продолжала она, очень довольная, что сама обнаружила вроде как новый
закон природы, — а от уксуса делаются кислые… а от хрена — сердитые…
а от… а от… а вот от

конфет-то дети становятся ну прямо прелесть! Потому их все так и любят!

 

— Так вот, — продолжала Соня, — этот самый мармелад они ели или пили — делали что хотели…

Тут Алиса не выдержала.

— Как же это они пили мармелад?! — закричала она. — Этого не может быть!

— А кто сказал, что они его пили? — спросила Соня.

— Как — кто? Вы сами сказали.

— Я сказала — они его ели! — ответила Соня. — Ели и лепили! Лепили из него все, что хотели, — все, что начинается на букву М.

Вот это да! — подумала Алиса. — Кот с улыбкой — и то редкость, но уж улыбка без кота — это я прямо не знаю что такое!

До самого красивого никогда не дотянешься

Не хрюкай. Выражай свои мысли как-нибудь по-другому!

Давай играть, как будто я голодная гиена, а ты — кость!

Ни в коем случае не представляй себе, что ты можешь быть или
представляться другим иным, чем как тебе представляется, ты являешься
или можешь являться по их представлению, дабы в ином случае не стать
или не представиться другим таким, каким ты ни в коем случае не желал
бы ни являться, ни представляться.

Ну, если тебе все равно, куда попасть, то тебе все равно, в какую сторону идти.

— Что ты хочешь?
— Я хочу убить время.
— Время очень не любит, когда его убивают.

… если слишком долго держать в руках раскалённую докрасна кочергу, в
конце концов обожжёшься; если поглубже полоснуть по пальцу ножом, из
пальца обычно идёт кровь; если разом осушить пузырёк с пометкой «Яд!»,
рано или поздно почти наверняка почувствуешь недомогание.

Чеширский Кот: Серьёзное отношение к чему бы то ни было в этом мире является роковой ошибкой.
Алиса: А жизнь – это серьёзно?
Чеширский Кот: О да, жизнь – это серьёзно! Но не очень…

У меня положение безвыходное, но я хоть брыкаться могу!

— Если бы никто не совал носа в чужие дела, — проворчала Герцогиня, — мир завертелся бы куда быстрей, чем сейчас.

Ну и что же тут хорошего? — с готовностью подхватила Алиса,
обрадовавшись долгожданному случаю блеснуть своими познаниями. —
Представляете, какая бы началась путаница? Никто бы не знал, когда
день, когда ночь! Ведь тогда бы от вращения…
— Кстати, об отвращении! — сказала Герцогиня. — Из отвратительных девчонок делают отбивные котлеты!

- Если б он немного подрос, - подумала она, - из него бы вышел весьма неприятный ребенок. А как поросенок он очень мил!

- Я с удовольствием расскажу все, что случилось
со мной сегодня с утра, - сказала неуверенно Алиса. - А про вчера
и рассказывать не буду, потому что тогда я была совсем другая.


- Вон судья, - сказала она про себя. - Раз в парике, значит судья.

- А что здесь за люди живут? - спросила она.
-
Вон там, - сказал Кот и махнул правой лапой, - живет Болванщик.
А там, - и он махнул левой, - Мартовский Заяц. Все равно, к кому ты
пойдешь. Оба не в своем уме.
- На что мне безумцы? - сказала Алиса.
- Ничего не поделаешь, - возразил Кот. - Все мы здесь не в своем уме - и ты, и я.
- Откуда вы знаете, что я не в своем уме? - спросила Алиса.
- Конечно, не в своем, - ответил Кот. - Иначе как бы ты здесь оказалась?

- Важно - неважно... неважно - важно...

- Выпей еще чаю, - сказал Мартовский Заяц, наклоняясь к Алисе.
- Еще? - переспросила Алиса с обидой. - Я пока ничего не пила.
- Больше чаю она не желает, - произнес Мартовский Заяц в пространство.
-
Ты, верно, хочешь сказать, что меньше чаю она не желает: гораздо легче
выпить больше, а не меньше, чем ничего, - сказал Болванщик.

- Вспомнила, - сказала вдруг Алиса, пропустившая
мимо ушей последние слова Герцогини. - Горчица это овощ. Правда,
на овощ она не похожа - и все-таки это овощ!
- Я совершенно с
тобой согласна, - сказала Герцогиня. – А мораль отсюда такова:
всякому овощу свое время. Или, хочешь, я это сформулирую попроще:
никогда не думай, что ты иная, чем могла бы быть иначе, чем будучи
иной в тех случаях, когда иначе нельзя не быть.


Палач говорил, что нельзя отрубить голову,
если, кроме головы, ничего больше нет; он такого никогда не делал и
делать не собирается; стар он для этого, вот что!

- Ты о чем-то задумалась, милочка, и не говоришь
ни слова. А мораль отсюда такова... Нет, что-то не соображу!
Ничего, потом вспомню...

- С чего начинать, Ваше Величество? - спросил он.
- Начни с начала, - важно ответил Король, - продолжай, пока не дойдешь до конца. Как дойдешь - кончай!

@темы: Цитаты

20:41 

Государственные праздники Японии

★私は可愛い虎わどの備わる羽です。^^
1 января — Новый год
15 января — День совершеннолетия
11 февраля — День основания государства
21 марта — День весеннего равноденствия
29 апреля — День зелени
3 мая — День Конституции
4 мая — День отдыха
5 мая — День детей
20 июля — День моря
15 сентября — День почитания престарелых
21 сентября — День осеннего равноденствия
10 октября — День спорта
3 ноября — День культуры
23 ноября — День труда
23 декабря — День рождения здравствующего Императора Акихито

15:19 

К югу от границы, на запад от солнца (Харуки Мураками)

★私は可愛い虎わどの備わる羽です。^^

Какое-то время — понятие относительное. Особенно для того, кто ждет.

 

Мне и невдомек было, что можно нанести человеку такую глубокую рану, после которой уже ничего не вернешь, не поправишь. Иногда для этого достаточно одного своего существования.

 

Достаточно смены декораций, и все сразу может измениться — ход времени, поток эмоций.

 

Но непомерная тяжесть, давившая на маленькую девчонку, лишь делала её сильнее- гораздо сильнее меня. Она никогда не ныла, никому не
жаловалась. Лицо ничем не выдавало её- Симамото всегда улыбалась, даже когда ей было плохо. И чем тяжелее, тем шире улыбалась. У неё была необыкновенная улыбка. Она утешала, успокаивала, воодушевляла меня, будто говоря: «Всё будет хорошо. Потерпи немножко- всё пройдет». Спустя годы, я вспоминаю её лицо, и в памяти всякий раз всплывает эта улыбка.

Симамото была высокой- почти с меня ростом. Четкие выразительные черты лица. С такой внешностью она через несколько лет обещала стать настоящей красавицей. Но когда я впервые увидел эту девчонку, она ещё не обрела того облика, что соответствовал бы её характеру. Нескладная, угловатая, она мало кому казалась привлекательной. Потому, наверное, что в ней плохо уживались взрослые черты и оставшаяся детскость. Временами от такой дисгармонии делалось как-то неуютно.

Среди пластинок отца Симамото у меня была любимая - концерты Листа для фортепиано. По одному концерту на каждой стороне. Любил я её по двум причинам. Во-первых, у неё был очень красивый конверт. А во-вторых, никто из моих знакомых- за исключением Симамото, разумеется, фортепианных концертов Листа не слушал. Сама эта мысль меня волновала. Я попал в мир, о котором никто не знает. Мир, похожий на потайной сад, куда вход открыт только мне самому. Слушая Листа, я чувствовал, как расту над собой, поднимаюсь на новую ступеньку.

Как-то в декабре, накануне Рождества, мы сидели у Симамото в гостиной. Устроились, как обычно, на диване и крутили пластинки. Её мать ушла куда-то по делам, и мы остались в доме одни. Зимний день выдался пасмурным и мрачным. Солнечные лучи, с трудом пробиваясь сквозь низкие тяжелые тучи, расчерчивали светлыми полосами пылинки в воздухе. Время шло; всё, видимое глазу, потускнело и застыло. Надвигался вечер, и в комнате уже стало совсем темно- прямо как ночью. Свет никто не включал, и по стенам растекалось лишь красноватое свечение керосинового обогревателя. Нат Кинг Коул пел «Вообрази». Английских слов песни мы, конечно, не понимали. Для нас они звучали как заклинание. Но мы полюбили эту песню, слушали её снова и снова и распевали первые строчки, подражая певцу:
Pretend you’re happy when you’re blue
It isn’t very hard to do.
Теперь-то
я, понятно дело, знаю, о чем эта песня. «Когда тебе плохо, вообрази, что ты счастлива. Это не так трудно». Эта песня напоминала мне ту
улыбку, что постоянно светилась на лице Симамото. Что ж, правильно в песне поется - можно и так к жизни относиться. Другое дело, что иногда это очень тяжело.

Только раз она дотронулась до меня. Мы шли куда-то, и она схватила меня за руку, точно хотела сказать: «Давай сюда, скорее». Наши руки
соприкасались секунд 10, но мне показалось, что прошло, как минимум, полчаса. Когда она выпустила мою руку, мне захотелось, чтобы она снова взяла её. И я понял: Симамото сделала это нарочно, хотя всё произошло очень естественно, будто невзначай. Я помню её касание до сих пор. Ничего подобного я не чувствовал ни до того случая, ни после. Обыкновенная рука двенадцатилетней девчонки. Маленькая, тёплая. Но в тоже время в её ладони сосредоточилось для меня всё, что я хотел и должен был тогда узнать. Симамото как-то раскрыла мне глаза, дала понять, что в нашем реальном мире есть некое особое место. За те десять секунд я успел превратиться в крохотную птичку, взмыть в небо, поймать порыв ветра. Оглядеть с высоты простиравшуюся подо мной землю. Она казалась такой далёкой, что разобрать толком, что там, внизу, было невозможно. «И всё-таки там что-то есть. Когда-нибудь я попаду туда и всё увижу». От такого открытия перехватило дыхание, и в груди что-то забилось. Придя домой, я сел за стол у себя в комнате и долго рассматривал руку, за которую держала меня Симамото. Я был в восторге: она держала меня за руку! Её мягкое касание ещё много дней согревало мне сердце. И в тоже время оно сбило меня с толку, заставило мучаться вопросом: а что я буду делать с этим теплом?

Даже когда наши встречи прекратились, я всё время тепло вспоминал Симамото. Эти воспоминания поддерживали меня, когда взрослеть мне было мучительно. Как владелец ресторана держит на столике в самом тихом уголке своего заведения табличку с надписью «Заказан», так и я надолго оставил в сердце место для Симамото. Пускай и думал, что больше никогда её не увижу.

Существа еще не сформировавшиеся, мы только начали ощущать реальность, пока непознанную, которой ещё предстояло раскрыться и заполнить собой нашу незавершенность. Мы стояли перед незнакомой дверью. Вдвоем, втусклом дрожащем свете, схватившись за руки на десять мимолетных секунд.

- Мне кажется, ты любишь обдумывать и решать всё сам. И чтобы никто не совал нос в твои дела. Может, это потому, что ты единственный ребенок. Привык думать и действовать в одиночку. Считать: раз я так думаю- значит, все правильно.

Оглядываясь назад, скажу: красотки в обычном смысле слова всерьез меня никогда не волновали, хотя случались, конечно исключения. Иду, бывало, с каким-нибудь приятелем, он раз меня в бок: «Гляди какая фемина!» Как ни странно, ни одной такой «фемины» я в лицо вспомнить не могу. Не впечатляли меня все эти красавицы- актрисы, фотомодели, что поделаешь? Бог знает, почему так получалось, но факт есть факт. Граница между реальностью и миром грез и мечтаний всегда казалась мне размытой, и даже в тинейджэрские годы, когда страсти кипят, смазливого личика было недостаточно, чтобы я по-настоящему завелся. Меня всегда привлекала не заурядная внешняя красота, которую можно уложить в несколько физических параметров, а нечто иное, таящееся глубоко внутри. Есть люди, которые в душе балдеют, когда ливень идет, когда землетрясение или вдруг свет вырубается. А я ловил кайф от загадочного и непонятного нечто, привлекавшего меня в противоположном поле. Назовём это магнетизмом. Таинственной силой, что притягивает, поглощает людей против их воли. Пожалуй её можно сравнить с ароматом духов. Даже люди, которые придумывают новые, особенные запахи, специалисты, не в состоянии, наверное, объяснить, как это у них выходит. Во всяком случае, научный анализ тут вряд ли поможет. Непонятно, каким образом получается сочетание запахов, сводящее с ума противоположный пол, как зверей в период случки. Один аромат из ста человек привлекает
пятьдесят, еще один - другие пятьдесят. Но есть запахи особые, от них с ума сходят всего один или двое из сотни. У меня на такие запахи чутьё. В них- моя судьба, я их улавливаю издалека. Стоило на горизонте появиться такому человеку, как мне сразу хотелось подойти и сказать: «Эй! Я всё о тебе знаю. Никто не знает, а я знаю».

Она всегда улыбалась, когда кого-то о чем-то просила. Улыбалась так приветливо, что хотелось взять и унести её улыбку с собой. Будь на её
месте какая-нибудь другая особа, боюсь, от её улыбочек мне бы стало тошно. Но когда улыбалась Симамото, казалось, весь мир улыбается вместе с ней.

Неужели мне все это привиделось?»- спрашивал я себя, не сводя глаз с повисшей над городом дождевой завесы. Я словно вернулся в детство, снова стал двенадцатилетним мальчишкой, который мог часами просто смотреть на дождь. Смотришь - а в голове пустота, тело потихоньку размягчается, и ты словно выпадаешь из реальности. Есть в дожде какая-то особенная гипнотическая сила. Во всяком случае, мне так казалось в детстве.

Людей тянет к чему-то особенному. Можно девять раз бить мимо цели, а на десятый испытать такое...выше чего не бывает. Все чего-то хотят, к чему-то стремятся. Вот что движет миром. Может, это и есть настоящее искусство.

-Да... неудачный у нас с тобой день получился. - Я наклонился и поцеловал её в лобик. Она состроила гримаску, напомнив мне с каким видом в снобских французских ресторанах принимают карточки «American Express».- Ничего. Завтра лучше будет. Мне бы и самому хотелось в
это верить. Проснуться бы завтра утром и увидеть, что мир безмятежен, а все проблемы решены. Но такого не будет. Завтра всё только больше запутается. Проблема в том, что я влюбился. Женатый мужик, с двумя детьми... и влюбился.

Как же чудесно она улыбалась! Однако по её улыбке невозможно было понять, что она чувствует, что переживает в этот момент. То ли грустит оттого, что надо уходить, то ли не очень. Или рада, что может от меня избавиться? Да и правда ли ей нужно уходить? Я не был в этом уверен. Так или иначе, за те два-три часа, что были в нашем распоряжении, мы никак не могли наговориться. И за всё время ни разу я не обнял её за плечо, она ни разу не взяла меня за руку. Мы так больше друг друга и не коснулись. В Токио к Симамото вернулась её безмятежная очаровательная улыбка. Никаких следов бури, что кипела в ней в тот холодный февральский день, когда мы ездили в Исикаву. А вместе с ними пропали теплота и близость, сами собой возникшие тогда между нами. Будто сговорившись, мы ни разу не вспоминали о нашем странном маленьком путешествии. Мы шли плечо к плечу, и я всегда гадал, что у неё на сердце, о чем она думает, и куда заведут её эти мысли. Заглядывал ей в глаза, но находил в них лишь смиренное молчание. И, как раньше, её складочки над веками напоминали далекий горизонт.

А Симамото смотрела на меня, улыбаясь своей необыкновенной улыбкой, в которой, казалось, растворялись все чувства, и будто говорила: «Всё в порядке. Всё хорошо».

Дети взрослеют сами, независимо оттого, что мы об этом думаем. Конечно же, я любил своих девчонок. Наблюдать, как они растут, - вот самое большое счастье. Хотя подчас, когда я смотрел на них, вдруг перехватывало дыхание. Возникало ощущение, будто у меня внутри
разрастается дерево. Всё глубже пускает корни, раскидывает вширь ветви, прессуя внутренности, мышцы, кости и пытаясь прорваться сквозь кожу. Подчас из-за этого тяжкого чувства я даже не мог заснуть.

- Так у нас все точно так же устроено. Дождь идет - цветы цветут, нет дождя - вянут. Ящерицы жрут жуков, мошек разных, а сами птицам на корм идут. А конец у всех один - все умирают и остается одна оболочка. Исчезает одно поколение, на его место приходит другое. Таков порядок. Все живут по-разному, по-разному и умирают. Но это не имеет значения. После нас остается лишь пустыня. Пустыня и больше ничего.

Пустота везде остается пустотой.Я долго был погружен в нее, заставлял себя как-то в ней освоится и, в конце концов, оказался в той же
пустоте, с которой нужно свыкнуться.

Я уже говорила тебе: серединка на половинку - такая жизнь не по мне.Ты можешь получить все или ничего.Вот главный принцип.Если же ты не против,чтобы все оставалось как есть,пусть остаеться.Когда я смогу - мы будем встречаться,но если нет - значит нет.Я не буду являться по твоему зову,когда тебе захочеться.Пойми.А если тебя это не устраивает и ты не хочешь,чтобы я опять ушла,бери меня всю,целиком,так сказать,со всем наследством.Но тогда и ты нужен мне весь целиком.Понимаешь,что это значит?

Все матерьяльное имеет конец.а вот некоторые мысли и чувства остаются с нами на всегда!

До какой степени реально то, что мы считаем реальностью?

@темы: Цитаты

14:58 

Мой любимый спутник (Харуки Мураками)

★私は可愛い虎わどの備わる羽です。^^
Самое важное - не то большое, до чего додумались другие, но то маленькое, к чему пришел ты сам.

Понимание - всего лишь сумма непониманий.

Потом я растопыриваю пальцы и внимательно изучаю свои ладони. Я ищу на них следы. Но пятен крови нет. Ни запаха ее, ни сгустков. Наверное, кровь уже впиталась.

Вот так мы и живём сейчас, каждый сам по себе, со своей жизнью",-подумалось мне. Неважно, какими бы глубокими и необратимыми ни были наши потери, как бы ни было дорого нам то, что у нас отобрали, вырвали прямо из рук, неважно, что и мы сами изменились настолько, что от нас, прежних, осталась одна лишь кожа, - мы можем и дальше, все так же без лишнего шума, тянуть эту лямку. Простирать руки и цепляться за время, отпущенное нам, а потом - снова оставаться ни с чем, следя за тем, как оно уходит в прошлое. Проделывать это снова и снова, как привычную, рутинную работу, достигая почти виртуозных результатов порой.
Я чувствовал, что от этих мыслей у меня в душе расползается чудовищная пустота.

夢を見る...夢の世界に住んでいる...
(Видеть сны, жить в мире снов.)


“Человек должен хоть раз в жизни оказаться в кромешной глуши, чтобы физически испытать одиночество, пусть даже задыхаясь при этом от скуки. Почувствовать, как это - зависеть исключительно от себя самого, и в конце концов познать свою суть и обрести силу, ранее неведомую”.

И вообще, разве кто-то способен точно провести границу между морем и тем,что в нем отражается? Или сказать, чем падающий дождь отличается от печали и одиночества?

- Все люди в чем-то странные, - сказал.

Вы позволите? Человек так устроен: если в него выстрелить, польётся кровь.

"...честно говоря, у меня таких сомнений раньше не было. Ну, конечно, я не настолько наивная дурочка, чтобы всегда быть уверенной в себе или собственном таланте. Хорошо понимаю: да, я ещё не вполне сложившаяся, сырая личность и при том своенравная. Но чтобы когда-нибудь сомневаться в том деле, которое выбирала,-такого не помню. Я верила, что, в общем-то, двигаюсь правильно, пусть даже иногда сбиваюсь с пути...мечтающая о чём-то несбыточном.

У каждого человека так: ты можешь получить что-то особое от судьбы
только в какое-то определенное время своей жизни. Это — будто крошечный
язычок огня. Люди осторожные, внимательные и удачливые способны его
сберечь, раздуть из него большое пламя и потом жить, подняв высоко над
головой уже факел с этим огнем. Но если хоть раз его потеряешь — больше
он к тебе никогда уже не вернется.

もしそれが性欲じゃないと言うのなら、わたしの血管を流れているのはトマトジュースよ。
(если это не половое влечение, то по моим венам течет томатный сок)

-Если б ты изобрел автомобиль работающий на дурацких шутках,ты смог бы упилить на нем давольно далеко.

@темы: Цитаты

15:12 

★私は可愛い虎わどの備わる羽です。^^
ClearVeil - Crime

15:01 

lock Доступ к записи ограничен

★私は可愛い虎わどの備わる羽です。^^
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
13:27 

lock Доступ к записи ограничен

★私は可愛い虎わどの備わる羽です。^^
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
13:25 

lock Доступ к записи ограничен

★私は可愛い虎わどの備わる羽です。^^
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:32 

lock Доступ к записи ограничен

★私は可愛い虎わどの備わる羽です。^^
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:51 

lock Доступ к записи ограничен

★私は可愛い虎わどの備わる羽です。^^
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:34 

lock Доступ к записи ограничен

★私は可愛い虎わどの備わる羽です。^^
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:32 

lock Доступ к записи ограничен

★私は可愛い虎わどの備わる羽です。^^
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:31 

lock Доступ к записи ограничен

★私は可愛い虎わどの備わる羽です。^^
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
19:30 

lock Доступ к записи ограничен

★私は可愛い虎わどの備わる羽です。^^
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
19:09 

lock Доступ к записи ограничен

★私は可愛い虎わどの備わる羽です。^^
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL

可愛い虎の日誌てす

главная